Содержание


16. Путь Рубрука, или странности  монгольской географии

 

Рашид-ад-дин родиной монголов называет земли в долине р. Селенги и ее притоков, в особенности реки Орхона. И если бы только монголов. Родину всех покоренных племен, в том числе и кераитов, и уйгуров, и найманов, чье географическое положение хорошо известно из многих источников, он помещает там же. Эта фантастика  требует объяснений. Можно назвать два причины.

 Первая состоит в том, что при написании ранней истории <монголов> ему помогали китайские историки. Очень многие сведения Рашид получил от посла к Гасан-хану китайского эмира Пулада Чжен-сяна. В работе участвовали и два китайских историка, специально для этого выписанные из Китая. А китайцам были известны только кочевники из Монголии и Дальнего Востока, тревожащие набегами пограничные земли. Отсюда и помещение всех древних кочевников в эти труднодоступные земли.

Вторая, более вероятная причина в том, что <монголы> сами распространяли эти слухи, чтобы отвести врагов от истинной родины и места кочевок. Эту тактику применяли потом и русские, перенявшие у монголов многие приемы. Они также возили послов, как возможных лазутчиков, по самым глухим закоулкам.

Монголия была и остается одним из самых неприступных районов Азии. С запада Монгольский Алтай практически непроходим. Здесь несколько горных цепей и крутые перевалы, даже летом этот путь займет несколько месяцев, зимой же непроходим ни для лошадей, ни для людей. С севера, через Восточную Сибирь и Байкал путь долог, с юга Монголия защищена бесплодными пустынями.

Совершенно очевидно, что аборигены Монголии никогда не участвовали в монгольской истории, они сами только в двадцатом веке узнали, что они и есть те самые <монголы>. А если и участвовали, то только в набегах на Китай. Вряд ли они были завоеваны или подчинены настоящим <монголам> – слишком очевидна вся убыточность этого предприятия. <Монголы>, как истинные <колоты>, предпочитали околачивать земледельческое население.                                                                             

Удивительно, но описания пути в земли <монголов> и Каракорум до наших времен практически не дошли. А ведь туда постоянно направлялись многочисленные посольства от всех покоренных народов, а также и соседних государств. Куда делись подорожные записи, которые послы вели, да и обязаны были вести, как мы видим в других случаях? Русские князья постоянно путешествовали в Орду, но никаких записей о пути к монголам и Каракоруме нет. Все это  более чем странно. Тем более ценны единичные описания этого пути, чудом дошедшие до наших дней. В этом смысле уникален путь монаха францисканского ордена Вильгельма (Гильома) де Рубрука – ценнейший источник по этому вопросу. Хотя Рубрук не был послом, да и путешествовал не по своей воле -  ехал к Сартаку, а дошел до Каракорума – благодаря немецкой дотошности и пунктуальности умудрился вести записи во время перехода, хотя он и был для него крайне тяжелым.

И если даже за этими записями скрывается кто-то иной, все равно записки Рубрука, без всякого сомнения, записки очевидца, в отличие от записок Плано Карпини, который если и был у монголов, то в лучшем случае, в ставке Бату на Итили.

Факт пребывания Карпини в ставке Батыя вроде бы удостоверяет сам Рубрук. Он пишет о первом появлении перед Бату  с изрядной долей самоиронии: <Мы стояли там в нашем одеянии, босиком, с непокрытыми головами, представляя и в собственных глазах великое зрелище>. И добавляет: <Там был брат Иоанн де Поликарпо, но он переменил платье, чтобы не подвергнуться презрению, так как был послом господина папы>.

В брате Поликарпо опознают Иоанна де Плано Карпини, но удивительно, что более никаких сведений у Рубрука о папском посланнике нет, хотя Рубрук при дворе Бату общался со всеми свободно. Еще более удивительно, что Карпини приводит в свидетели своего путешествия лиц, которые  никак не могли этот факт удостоверить, а вот Рубрука, единственного настоящего свидетеля, как раз и не называет. Скорее всего, упоминание Рубрука о встрече Карпини – позднейшая вставка переписчиков, с целью реабилитации папского посланника.

Очевидно, основное время Карпини провел в Киеве, и, кажется, неплохо, с  русскими <клириками>. Последние и снабдили его сведениями о землях <монголов>, по большей части фантастическими. Однако какие-то детали могли быть сообщены ему и русскими путешественниками, и что-то пригодится для уточнения пути Рубрука. Печать <монгольских ханов> для Карпини, как он сам утверждает, смастерил умелец – русский ювелир Козьма. Он же, возможно, с помощью <клириков>, <сварганил> и письмо <по-сарацински>. То-то было веселье, понятно, что Карпини пришлось хорошо <проставиться>.

Тем не менее, Карпини привез на Запад неоценимые сведения. Тактику и стратегию <монголов>,  их вооружение, хитрости, уловки и провокации – все это русские испытали на себе, и передали Карпини точно и очень подробно. Они же и передали подробную инструкцию по методам противодействия <монголам>. 

Путь Вильгельма де Рубрука 

Путь Рубрука уверенно реконструируется. Когда это выяснилось, я обратился к Интернету, полагая, что этот путь давно уточнен и прокомментирован. Все оказалось не так. Существуют два мнения.

Одни свято верят утверждению Рубрука, что путешественники <почти всякий день, как я мог рассчитать, делали такое расстояние, как от Парижа до Орлеана, а иногда и больше, смотря по тому, какое у нас было количество лошадей>, и поэтому считают ежедневный прогон в 80-100км. После этого, даже не вчитываясь в текст, проводят прямой путь до Каракорума, положение которого им известно заранее (!), и который располагают в долине р. Орхона, левого притока Селенги.

Другие, основываясь на описании пути более поздних путешественников по Азии, полагают, что такие скорости невозможны и недостижимы ни при каких обстоятельствах. Следовательно, либо путь мифичен, либо Каракорум находится существенно ближе.

Удивительно, что ни первые, ни вторые не удосужились взять карту и линейку, и подсчитать реальный километраж и скорость путешествия.

Текст дается по версии www.vostlit.info, перевод А.И. Малеина.

Начнем отсчет с Итили.

< На второй день после Воздвижения Святого Креста (15 сентября 1253г) мы выехали, причем у нас троих было две вьючные лошади и мы ехали не переставая в восточном направлении вплоть до дня праздника Всех Святых. И по всей той земле, и еще дальше жили канглы, какие-то родственники команов. К северу от нас была Великая Булгария, а к югу — вышеупомянутое Каспийское море. Проехав 12 дней от Этилии, мы нашли большую реку, именуемую Ягак (Яик); она течет с севера, из земли паскатир (считается, что это башкиры – авт.), и впадает в вышеупомянутое море. Язык паскатир  и венгров — один и тот же; это — пастухи, не имеющие никакого города; страна их соприкасается с запада с Великой Булгарией. От этой земли к востоку, по упомянутой северной стороне, нет более никакого города. Поэтому Великая Булгария — последняя страна, имеющая город. Из этой земли паскатир вышли гунны, впоследствии венгры, а это, собственно, и есть Великая Булгария>.

Скорее всего, путь пролегал вдоль Каспия, там много поселков и удобных мест для устройства ямов.

Расстояние от устья Волги до устья Урала по векторам вдоль побережья около 320 км, напрямую еще меньше. Поскольку реальный путь всегда длиннее пути на карте, важно определиться с коэффициентом удлинения пути. По пересеченной местности он разный – от 1,2 на равнинах до 1,5 в горных районах и долинах рек, где дороги петляют вдоль долин и русел. В некоторых местах коэффициент доходит до 2 – крутые перевалы, извилистые долины и побережья. Для этого отрезка примем ƙ = 1,5, поскольку нужно обходить мелкие лиманы и заболоченные участки. Итого, получится 480 км. Средняя скорость составит (480: 12) 40 км в день.

Итак, мы ехали через землю Кангле от праздника Святого Креста до праздника Всех Святых>. <Накануне дня Всех Святых (31 октября) мы оставили дорогу на восток, так как татары уже значительно спустились к югу, и направили через какие-то горы путь прямо на юг в течение 8 дней подряд>. <На седьмой день к югу нам стали видны очень высокие горы и мы въехали на равнину, которая орошалась как сад, и нашли возделанные земли. Через неделю после праздника Всех Святых (8 ноября) мы въехали в некий сарацинский город по имени Кинчат>. 

Путь через Кумкент 

Под Кинчатом (Kenchac, Kenchat, Kinchat)  опознают Кенджек, расположенный в долине Таласа. На картах Google  такого поселка нет, но есть древний поселок Кумкент, который более всего подходит для Кинчата.

Сразу оговоримся, путь через Кумкент - не самый оптимальный вариант пути. Позже мы рассмотрим и другие варианты. Итак, время этого отрезка перехода, с 28 сентября по 8 ноября, составит 42 дня. Рубрук ехал, обогнув с севера Арал. Дорога к югу шла степью, вдоль Сырдарьи, по пути пересекли отроги хр. Каратау и спустились к оазисам, образуемым руслами р. Талас.  До Кумкента расстояние по векторам около 1500 км, ƙ удлинения от 1,2 до 1,3 (петлять негде, степь кругом), получится 1950 км.

Средняя скорость составила (1950:42) 46,5 км в день. Как мы видим, скорость немного увеличилась – монахи приноровились к дороге. Именно на этом отрезке Рубруку показалось, что они <делали такое расстояние, как от Парижа до Орлеана>. Однако он сильно ошибался.   Тем не менее, и в комментариях к этому к тексту, и во многих других <анализах> пути  тут же утверждается, что Рубрук проходил в день 80-100 км. Странно, ведь разночтений по этому этапу путешествия нет, и подсчитать среднюю скорость легко.

Путь Рубрука. От Яика-Урала до Кинчата-Кумкента
Путь Рубрука. Ограда в ПрикаспииПри этом <мы меняли лошадей дважды или трижды в день, а иногда ехали без перемены два или три дня, потому что не встречали народа и тогда приходилось ехать медленнее. Из 20 или 30 лошадей у нас всегда были худшие, так как мы были чужестранцами. Ибо все ехавшие раньше нас брали лучших лошадей. Для меня всегда сохраняли крепкого коня, так как я был очень дороден, но я не смел предлагать вопрос о том, хорошо ли идет конь или нет, не смел я также жаловаться, если он имел не рысистый шаг, но каждому надлежало терпеть свою участь>.

Первый этап пути представлен на рис. 16-1. Поиски древних объектов в Прикаспии на
Путь Рубрука. Холм с валами современных снимках – занятие непростое. Мелиораторы и нефтяники кардинально преобразовали ландшафты. Теллей и  мест, удобных для строительства крепостей, много, есть и хорошо сохранившиеся ограды  (рис. 16-2). Но кто их соорудил и зачем, выяснить не удалось. На интересных объектах Средней Азии нет не одного значка пользователей Google, даже  на многих старых крепостях Хорезма.
Путь Рубрука. Древняя  <отрезная> крепость. Кумкент

В долине Сыр-Дарьи встречаются и другие странные объекты. Недалеко от Аксая валами огорожена возвышенность (рис. 16-3). Может, кто-то подскажет, что это за объекты, и в чем их назначение.


Крепости Средней Азии часто расположены на холмах, борта их подрезаны, как у  крепости в самом Кумкенте (рис.16-4). На окраинах Кумкента есть  какие-то развалины – это древний город.

Путь Рубрука. Заброшенная крепость. Сыр-дарья В оазисах Сыр-Дарьи много заброшенных каналов, огороженных участков и других старых объектов
 (рис. 16-5, рис. 16-6).  Но насколько они древние – неизвестно.  Иногда встречаются телли с остатками каких-то сооружений (рис. 16-7). Подрезанные холмы использовались как крепости, их здесь очень много.

<На следующий день мы прибыли к другому поселку, более близкому к горам, и я спросил про горы, про которые узнал, что это были горы Кавказа, которые соприкасаются с обеими сторонами моря от Развалины в пустынезапада к востоку>.

Кавказом Рубрук называет Тянь-Шань по традиции географии своего времени.

Путь Рубрука. Плато с подрезанными склонами и остатками зданийОт Кумкента ближе к горам находятся Жанатас (25км) и Каратау (90км). Последний менее вероятен, но мы вынуждены принять его, поскольку путешественники неожиданно очень ускорили свой путь. Возможно, старый Кумкент был немного ближе к горам, чем нынешний.

<Тут также узнал я, что мы уже проехали вышеупомянутое море, в которое втекает Этилия. Я спросил также о городе Талас, в котором были немцы, рабы Бури, а в вышеназванном поселке я узнал, что Талас был сзади нас, возле гор, на шесть дней пути>.   <Когда я прибыл ко двору Мангу-хана, то узнал, что сам Мангу перевел их с позволения Бату к востоку, на расстояние месяца пути от Таласа, в некий город по имени Болат, где они копают золото и делают оружие; поэтому я не мог попасть в их страну в оба мои проезда туда и обратно. Однако я проехал на пути туда довольно близко, может быть, всего на три дняПуть Рубрука. Пирамида в Таласе пути от этого города. Но я не знал этого, да и не мог также отклониться от дороги, если бы и хорошо знал ее>.

Путь Рубрука. Крепость в Таласе
На реке Талас  и поныне есть город Талас, до него от Каратау по прямой около 160 км, но он находится не позади, а вверх по течению от Кумкента и Каратау. С учетом кривизны дороги вдоль русла и обилия бродов (ƙ более 1,5), получится не менее 240 км.  Скорость составит (240:6) 40 км в день. Это и так неплохая скорость, а при отсутствия ямов -  тем более. В южной части города Таласа расположена огромная круглая пирамида, это естественное образование, но несколько подправленное (рис.16-8). Наверху  находится храм. В городе несколько старых крепостей неправильной формы, сейчас здесь кладбища (рис.16-9). 

<Сзади, возле гор>, то есть, на западе, есть поселок Талапты (175 км). Тоже подходит.  Здесь расположена старая крепость Отрар  (рис.16-10), в которой, по преданиям, скончался Темерлан.   

 Болат (на картах Google Болэ) находится точно там, где сообщает Рубрук, за Джунгарскими воротами, немного западнее оз. Эби-Нур,

Путь Рубрука. <Отрезная> крепость в Талапты

и маршрут действительно проходил совсем рядом с ним.   

<Через несколько дней после этого мы въехали в горы, на которых обычно живут каракатаи, и нашли там большую реку,  через которую нам надлежало переправиться на судне. После этого мы въехали в одну долину, где увидели какой-то разрушенный замок, стены которого были только из глины, и земля там была возделана. После этого мы нашли некий хороший город по имени Эквиус, в котором жили сарацины, говорящие по-персидски, хотя они были очень далеко от Персии. На следующий день, переправившись через те горы, которые составляли отроги больших гор, находившихся к югу, мы въехали на очень красивую равнину, имеющую справа высокие горы, а слева некое море или озеро, тянущееся на 25 дней пути в окружности. И эта равнина вся прекрасно орошена стекающими с гор водами, которые все впадают в упомянутое море. Летом мы возвращались с северного бока этого моря, где равным образом были большие горы>. 

Путь вдоль Балхаша самый спорный, при том, что понятно, откуда вышел и куда пришел Рубрук.  Причина в том, что Рубрук указывает для переходов такие короткие сроки, что мы вынуждены на Прибалхашской равнине ускорится почти в два раза.  

Переправа. Здесь мнения разделились, одни считают, что это река Чу, другие – река Или. Последнее предположение не соответствует подорожной Рубрука.

1.Эквиус -  означает Двуречье, действительно река Чу сразу после выхода из гор разбивается на две крупные протоки, между которыми расположена благодатная Чуйская долина.

2.Чу – и сейчас глубокая река, через нее проложены семь мостов. А вот через р. Или я нашел всего один.

3. Именно за рекой Чу расположен субмеридиональный (Чу-илийский) хребет, протягивающейся от Тянь-шаня на север, к западному окончанию Балхаша. Поднявшись на него, путешественники увидели и Прибалхашскую низменность, и само озеро.

Путь Рубрука. Старый колот на правом берегу Чу4. На реке Чу есть город Кенес, что очень похоже на Эквиус. Развалины поблизости также есть, Путь Рубрука. Заброшенная крепость напротив Жасуланахотя и не очень выразительные. Но в 36 км ниже Кенеса  вблизи Жасулана на правом берегу Чу есть неплохо сохранившийся колот диаметром около 570 м (рис.16-11). Рядом много и других аномалий, похожих на развалины. Но наиболее крупная крепость находилась на левом берегу у, напротив Жасулана. Размер ее около 1700м в поперечнике. Центральная крепость около 450м, внутри еще видны кольцевые объекты (рис.16-12).

3. От Каратау до Кенеса 280 км по прямой. Дороги здесь должны быть хорошие, если ƙ удлинения примем за 1,2, будет около 340 км. Если мы даже примем скорость около 70 км в день, <несколько дней> составит пять дней. 

<На вышеупомянутой равнине прежде находилось много городков, но по большей части они были разрушены татарами, [124] чтобы иметь возможность пасти там свои стада, так как там были наилучшие пастбища. Мы нашли там большой город по имени Кайлак, в котором был базар, и его посещали многие купцы. В нем мы отдыхали 12 дней>.

<мы выехали из города [Кайлака] в праздник святого Андрея (30 ноября)>. 

Положение Кайлака 

Местоположение Кайлака – самый спорный вопрос.

Поселок Кайлык существует и поныне и находится в конце равнины, в верховье реки Лепсу. Его сейчас и сопоставляют с древним Кайлаком на основании того, что там найдены развалины буддийского храма. Однако если опираться на текст Рубрука, это абсолютно невозможно. Современный Кайлык современный по виду и планировке городок, к тому же лежит в стороне от торговых дорог – кто тут будет устраивать базар?

И попасть туда из Каратау за 9 дней (с 10 по 18 ноября) нереально. А ведь еще день на переправу! Расстояние между Каратау и Кайлыком 860 км по прямой, с миним. ƙ =1,2 будет более 1030 км, скорость составит около 115 км в день. Это совсем маловероятно. Зато от Койлака до края <моря> и столицы (скажем, окрестности пос. Учурал) скорость резко упадет до 30 км в день.

Если бы Рубрук прибыл в Кайлак 30 ноября, то все бы сошлось. Скорость была бы 50 км в день, рекордная, но вполне реальная. Однако мы будем следовать источнику.

Путь Рубрука. Эквиус-Кенес и Кайлак-МиялыКайлак должен быть ближе, на р. Или, возможно, в месте, где сейчас находятся пос. Бахбахты,Путь Рубрука. Аналог Кой Крылган кала в песках напртив Миялы Бирлик и Маялы (рис.16-13). Это место наиболее вероятно. Здесь сходились караванные тропы из Индии и Китая.

Известно утверждение В.В.Григорьева: - <в том, что Кайлак Руисброкского есть Каялык, тюркский город в долине р. Или, о котором весьма нередко упоминают мусульман­ские историки, писавшие о монголах, нет никакого сомнения>...

Здесь же до сих пор находится оазис, образованный протоками, ныне старицами р. Или. Во времена Рубрука здесь могли быть броды. Город Маялы, как наиболее созвучный с <Каялыком>, с натяжкой может сойти и за Кайлак. Напротив Маялы земли опустынены. Но среди дюн неплохо читается радиально-концентрический объект диаметром около 200м (рис.16-14). Вдруг это аналог Кой Крылган Калы?

Расстояние от Каратау до Маялы по векторам составит 540 км, с ƙ =1,2 – 648км. Скорость составит (648:9) 72 км в день. Это все равно много, и нужны объяснения.

1. Рубрук мог напутать в датах и находился в Койлаке меньше 12 дней. Однако, в некоторых вариантах его записок этот срок даже больше – 15 дней.

2. Была поздняя осень, чуть позже Рубрук упоминает, что на земле лежали большие снега. Возможно, эту часть пути отряд прошел на санях, тогда вопросы о высокой скорости отпадают. Хорошо известно, что путешественники по России всегда отмечают санные перегоны, а также высокую скорость этого способа передвижения. Но  Рубрук о смене способа передвижения молчит.

3. Район обжитой, здесь было много городков, и наверняка улучшенные дороги, пригодные  для колесных повозок. В повозке путешествовать легче, чем верхом, а поскольку в местах ночевок <был готов и стол, и дом> в отличие от ночевок на ямах, путешественники могли проводить в пути гораздо больше времени, чем обычно. Рубрук об этом мог и не упомянуть.

4. Вдоль Балхаша путешественники прошли на местных рослых иноходцах, которые хоть и не умеют добывать себе пропитание из-под снега, зато могут, как и их наездники,  вынести такие скоростные пробеги.

5. Древний Кинчат находился в другом месте

                                                    Альтернативный путь по долине  Чу 

Дело в том, что основная и более короткая дорога на Прибалхашскую низменность идет вдоль р.Чу. Кумкент находится в стороне от нее, по дороге на  р. Талас. Долина Чу более соответствует и описанию Рубрука. Путь к Кумкенту и далее идет оазисами, а не долиной среди гор, как у Рубрука. Земли в низовьях рек и вблизи Балхаша в результате орошения сильно заболочены и местами опустынены, естественно, что многие поселки постепенно мигрировали к подножью гор, это видно по нынешнему их положению.  Но во времена Рубрука низовья Чу могли быть более обитаемы, чем ныне.

Путь Рубрука. Старая крепость-платформа в долине ЧуВ долине Чу много старых крепостей с традиционные для района  подрезанными склонами, иногда на нихПуть Рубрука.Крепость - колот в долине Чу видны развалины  (рис.16-15). У Уланбеля встретился необычный <колот> диаметром 300м (рис.16-16), жаль, разрешение не позволяет рассмотреть детали.

Более всего положению Кинчата соответствует нынешний поселок Уланбель, далее идет сужение долины с довольно крутыми склонами (вход в горы), затем переправа чуть ниже Жасулана, прохождение мимо крепости и приход в Эквиус. Это может быть и Кенес (36 км от переправы) и рядом расположенный Жасулан (старый Эквиус).

Тогда  путь от Атырау до Кинчата (Уланбеля) по векторам составит 1650 км. При ƙ удлинения = 1,3 максимальная средняя скорость перехода (1650*1,3:42) составит 51 км в день. Это действительно очень высокая скорость, но вполне достижимая.

От Уланбеля (Кинчата) до Кенеса 230 км по векторам,  От Кенеса до Маялы (Кайлака) – 280-300 км в зависимости от маршрута. Дороги здесь должны быть прямые и ровные. Общий пробег с ƙ = 1,2 составит около 620 км. Средняя скорость этого перехода составит не менее 60 км в день.

<Итак, мы выехали из вышеупомянутого города [Кайлака] в праздник святого Андрея (30 ноября) и там поблизости, в трех лье, нашли поселение совершенно несторианское. Войдя в церковь их, мы пропели с радостью, как только могли громко: <Радуйся, Царица>, так как уже давно не видали церкви. Отправившись отсюда, через три дня мы добрались до столицы этой области, в начале (in capite) вышеназванного моря, которое казалось нам столь бурным, как океан. И мы видели на нем большой остров. Мой товарищ приблизился к его берегу и помочил в нем льняную ткань, чтобы отведать вкус воды; она была солоновата, но все же пригодна для питья>.

Главный вопрос, в каком море <мыли свои сапоги> путешественники. Многие видят в этом море оз. Алаколь, поскольку за ним отряд переходит долину. Но это совершенно неочевидно. К тому же, здесь опять получатся слишком нереальные скорости. Дополнительные приметы не помогают. Большие острова есть и на Балхаше, и на Алаколе, вода солоноватая в обоих озера.

Озеро Алаколь от Маялы находится в 430 км по прямой, с ƙ =1,2 будет около 520 км. За три дня никак не добраться.

И на берегу Алаколя нет древнего города. Зато у восточного окончания Балхаша, в 260 км (ƙ =1,2 – 312 км) от Маялы, находится большой и древний город Лепсу, для столицы он наиболее подходит, как место пересечение торговых путей.

Чтобы добраться до него за  три дня, нужно ехать со скоростью около 100 км в день по очень прямой дороге. Все равно многовато и вопросы остаются. Возможно, что Рубрук с датами немного напутал. Или проехал этот отрезок пути в санях. 

                Путь от Балхаша до Джунгарской котловины, или <спецоперация> в Джунгарских воротах 

<Среди больших гор в юго-восточном направлении тянулась долина, а затем между горами было еще какое-то большое море, и через эту долину от первого моря до второго протекала река; в этой долине почти беспрестанно дует столь сильный ветер, что люди проезжают с великим опасением, как бы ветер не унес их в море. Итак, мы переправились через долину, направляясь на север, к большим горам, покрытым глубокими снегами, которые тогда лежали на земле. Поэтому в праздник святого Николая  (6 декабря) мы стали сильно ускорять путь, так как уже не находили никаких людей, а только ям, то есть лиц, расставленных от одного дневного перехода к другому для приема послов, потому что во многих местах среди гор дорога тесна и пастбищ немного>.

Большие горы на севере - восточные отроги Джунгарского хребта и далее, к хр. Тарбагатай, других вариантов нет. Вопрос в маршруте. Поскольку отряд прошел Джунгарскими воротами до оз. Эби-Нур и зашел в ущелье, то на север они отправились по узкой долине, между двумя  отрогами Джунгарского хребта (горы Барлык), к северу от ворот. Очевидно, что в место, куда направлялся Рубрук, можно добраться более удобным и коротким путем, но началась спецоперация по запутыванию возможного лазутчика. Рубрук про один отрезок этого пути пишет:    <Когда же мы были еще на пять дней пути от него, тот ям, у которого мы провели ночь, хотел было направить нас по какой-то обходной дороге, так что нам надлежало бы страдать еще более пятнадцати дней. И как я узнал, ему хотелось сделать это для того, чтобы мы проехали через Онанкеруле, то есть через их собственную землю, в которой находится двор Чингисхана; другие говорили, что они хотели сделать это для того, чтобы сделать дорогу более продолжительной и больше выказать свое могущество. Ибо так обычно поступают они с людьми, прибывающими из стран, неподвластных им. И наш проводник с большим трудом добился того, чтобы мы ехали по прямой дороге>.    Понятно, что проводники ломали комедию, на самом деле вели самой трудной и длинной дорогой. А поскольку <сверху видно все>, многие отрезки проезжали ночью.    <Таким образом, между днем и ночью мы проезжали расстояние между двумя ямами, делая из двух дневных переходов один, и ехали больше ночью, чем днем. Там стояла сильнейшая стужа, поэтому они одолжили нам козьи шубы мехом наружу. Во вторую субботу (13 декабря) Рождественского поста, вечером, мы проезжали через одно место среди очень страшных скал, и проводник наш прислал просить меня произнести какие-нибудь молитвенные (bоnа) слова, чтобы ими можно было обратить в бегство демонов, так как на этом переходе демоны обычно внезапно уносили людей>.

<После этого мы въехали на ту равнину, на которой был двор Кен-хана. Эта земля прежде принадлежала найманам, которые были собственно подданными пресвитера Иоанна. Но тогда я не видал этого двора, а видел его при возвращении>.

<Мы проехали мимо этого двора при возвращении, и мои проводники не осмелились на пути туда или обратно пристать к этому двору>.

13 декабря отряд прошел перевал и вышел в долину р. Имиль, где кочевал Гаюк-хан (Кен-хан), видимо, где-то в районе нынешнего пос. Емин, к востоку от Чугучака. С этим, кажется, никто не спорит. Дата прихода в Эмин не указана, возможно, 14 декабря. В общей сложности от Лепсу пройдено около 460 км, ƙ извилистости не менее 1,3 , будет 600 км. Средняя скорость (600:12) составила  50 км в день, что для горного района очень прилично и даже многовато.

Но здесь точно ехали в кибитках по санной дороге, поскольку верхом ночью ездить невозможно.

Если бы Рубрук отправился от Лепсу к поселку Эмин сразу по долине р. Имиль, путь был бы и проще, и короче – всего 270 км по прямой.

<Затем мы снова поднялись на горы, направляясь все к северу>.

От Эмина отряд направился на север и перевалил собственно хр. Тарбагатай. Скорее всего, в сторону Зайсана. Можно было бы сразу уйти в  Джунгарскую котловину, на восток, через перевал от Белого (Беличьего) Яра (Biele Qi ‘er) в поселок Венгерские горы (Gori Wenguole). Но проводники выбрали путь <покороче>. Удивляться русским названиям не нужно, то ли еще будет.

Наконец, в день блаженного Стефана мы въехали на равнину, обширную как море, так что нигде на ней не виднелось никакой горки, а на следующий день, в праздник святого евангелиста Иоанна (27 декабря) мы прибыли ко двору упомянутого великого государя.

Путь Рубрука от Балхаша до оз. УлюнгурИтак, если от Емина пойти на север и пересечь хребет, выйдешь в долину Черного Иртыша. Маршрут не описан, но в результате отряд вышел в Джунгарскую котловину, другой обширной равнины рядом нет. Путь скорее всего проходил через Зайсан, Каратал, а затем на восток, к озеру Улюнгур. Только там, в обширной дельте р. Урунгу можно было найти пастбища в это время года. Путь по векторам составляет около 360 км. С ƙ =1,5 (здесь много петель) будет до 540 км. Средняя скорость (540:13) до 42 км в день. С учетом прохождения перевала тоже неплохо. Этот отрезок представлен на рис. 16-17.

Племя урянкат знаменито тем, что помогло племени нирун расплавить гору, и впоследствии занимало почетные места и должности военачальников. У Рашида-ад-дина эта легенда описана так: – <Когда среди тех гор и лесов этот народ размножился и пространство [занимаемой им] земли стало тесным и недостаточным, то они учинили друг с другом совет, каким бы лучшим способом и нетрудным [по выполнению] путем выйти им из этого сурового ущелья и тесного горного прохода. И [вот] они нашли одно место, бывшее месторождением железной руды, где постоянно плавили железо. Собравшись все вместе, они заготовили в лесу много дров и уголь целыми харварами, зарезали семьдесят голов быков и лошадей, содрали с них целиком шкуры и сделали [из них] кузнечные мехи. [Затем] сложили дрова и уголь у подножья того косогора и так оборудовали то место; что разом этими семидесятью мехами стали раздувать [огонь под дровами и углем] до тех пор, пока тот [горный] склон не расплавился. [В результате] оттуда было добыто безмерное [количество] железа и [вместе с тем] открылся и проход. Они все вместе откочевали и вышли из той теснины на простор степи. Говорят, что раздувала меха главная ветвь [племени], восходящая к Кияну. Точно так же раздувало [мехи] и то племя, которое известно под именем нукуз, и племя урянкат, принадлежащее к их ветвям>.

Эта легенда впоследствии стала основой другой легенды – о замурованых в скалах Александром Македонским Гоге и Магоге. Тем не менее, она имеет реальную основу. В горах, окружающих Джунгарскую котловину, много небольших, но очень богатых месторождений магнетита, являющегося прекрасным сырьем для изготовления высококачественной стали.

<В эпоху Чингиз-хана из этого племени урянкат из старших эмиров был Джэлмэ-Ухэ. Значение <ухэ> – дерзкий [человек], разбойник и богатырь (ухарь - авт.)>.

 Далее Рубрук кочует с двором  Мункэ 100 дней до Каракорума. От описания этой части пути осталась несколько строк, мы их приведем несколько позже. Кажется, что они не позволяют реконструировать путь Рубрука. И все комментаторы пути либо здесь останавливаются, либо рисуют прямой путь в долину реки Орхон, через Монгольский Алатау, что абсолютно немыслимо – Монгольский Алатау зимой непроходим!

 Но Рубрук и дальше дает очень точные сведения.  Рубрук всюду интересуется географией местности, собирает сведения и соотечественников, и у купцов. Поэтому, несмотря на очевидную <выемку> последнего этапа, и путь  кочевки, и местонахождения Каракорума устанавливается однозначно. Когда Рубрук двенадцать дней жил в Койлаке, он собрал сведения о землях <монголов>, и эти сведения весьма точные.

<Прежде всего, назову югуров, земля которых соприкасается с вышеупомянутой землей Органум (здесь имеется в виду Прибалхашская низменность и хр. Джунгарский Алатау – авт.), именно между названных гор в восточном направлении, во всех городах их перемешаны несториане и сарацины>.

<Упомянутые югуры, которые перемешаны с христианами и сарацинами, как я думаю, путем частых рассуждений пришли к тому, что веруют только в единого Бога. Они жили в городах, которые сперва повиновались Чингисхану, и оттуда он отдал в жены их царю свою дочь. И самый Каракорум стоит как бы на их территории, и вся земля короля, или Пресвитера Иоанна, и его брата Унка находится вокруг их земель. Но эти последние живут на пастбищах к северу, а югуры — среди гор к югу>.

Комментарий к тексту: < Рубрук довольно точно определяет положение страны уйгуров. В XIII столетии уйгуры занимали Урумчи, Турфан, Каракоджу и соседние местности, расположенные на юго-восток от Кульджи>.

Местонахождение найманов и царство Пресвитера Иоанна ранее Рубрук помещает в хр. Тарбагатай и долине р. Черный Иртыш. Следовательно, большая часть Джунгарской котловины принадлежала уйгурам, и здесь расположен Каракорум. 

Местонахождение Онанкеруле 

 Рубрук дает и еще одно указание о нахождении земель <монголов> и Каракорума.

<И я спросил священников, прибывших из Катайи, и они свидетельствовали, что от того места, где я нашел Мангу-хана, до Катайи было 20 дней пути в направлении к юго-востоку, а до Онанкеруле, настоящей земли моалов, где находится двор Чингиса, было 10 дней пути прямо на восток и в этих восточных странах не было ни одного города. Но все же там жили народы по имени су-моал, то есть моалы вод, ибо <су> значит <вода>. Они живут рыбной ловлей и охотой, не имея никаких стад, ни крупных, ни мелких. К северу также нет ни одного города, а живет народ, разводящий скот, по имени керкисы (киргизами в те времена называли также и казахов – авт.). Живут там также оренгаи, которые подвязывают себе под ноги отполированные кости  и двигаются на них по замерзшему снегу и по льду с такой сильной быстротою, что ловят птиц и зверей.

 Здесь имеются в виду лесные урянхи, Рашид-ад-дин также подтверждает, что урянхи пользуются лыжами и санями (чанэ), и отмечает их бродячий образ жизни. <Они думали так, что если люди обитают в городах, областях и равнинах, то они пребывают в тяжком мучении>.

<Чанэ знают в большинстве областей Туркестана и Могулистана. Особенно же о них имеют понятие в областях Баргуджин-Токум, [у племен:] кори, киргиз, урасут, теленгут и тумат, потому что в этих областях [особенно] употребляют этот способ [передвижения]>.

Путь Рубрука. Река и город ЧингильЕсли провести вектор от оз. Улюнгур до земель Катаев (Qitai, он же Читай или Цитай - крупный город на пересечении торговых путей), расстояние составит 380 км. При ƙ удлинения не менее 1,3 (караваны скорее шли по долине р. Урунгу, где всегда есть корм и вода) будет более 500 км. Скорость торгового каравана оставит от 25 до 30 км в день. Я навел справки в Интернете, там такие же оценки.

Итак, 10 дней на восток от начала великой равнины (озеро Улюнгур) составит около 200 км по прямой. Отложим вектор и очутимся в верхнем течении р. Урунгу. На его правом притоке Чингиль (видимо, тот самый искомый Дон или Онон) находится поселок Чингиль (рис. 16-18).

Иль – обычно река: Итиль, Или, Иловля и проч. Интересно, в честь кого названа река и поселок? 

Кочевка Рубрука по Джунгарской котловине 

тех пор как мы попали ко двору Мангу, он двигался на повозках только к югу, а с этого времени начал возвращаться в северном направлении, что было и направлением к Каракоруму. Во всю дорогу я отметил только одно, о чем мне сказал в Константинополе господин Балдуин Гэно, который был там, именно: он видел удивительно только то, что он всю дорогу в путешествии поднимался и никогда не спускался. Ибо все реки текли с востока на запад или прямо, или не прямо, то есть с наклоном к югу или к северу>.

Когда это <с этого времени>? Совершенно очевидно, что исчезла целая глава, в которой описан и путь, и все детали кочевки, и  дата поворота, и место, где это произошло. Рубрук, в силу своей любознательности, не мог это пропустить. Видимо, это описание настолько не вяжется с устоявшейся легендой о нахождении Онанкеруле, что было изъято в позднейших редакциях.  А может где-то сохранилась. Историографии записок Рубрука в Интернете нет. А жаль. Комментарии к этому отрезку пути также отсутствуют. Последняя дата до поворота на север – Семидесятница. Она не датирована, но по католическому календарю это девятое воскресенье перед пасхой. Первое воскресенье перед пасхой – Вербное, оно датировано 5 апреля. Следовательно, Семидесятница попадает на 10 февраля. После поворота первый датированный день – сыропустная неделя (23 февраля). Следовательно, между этими датами и произошел поворот на север.

<В Вербное воскресенье (5 апреля) мы были вблизи Каракорума. Как только стало рассветать, мы благословили вербы, на которых еще не было заметно никаких почек. Около девяти часов мы въехали в упомянутый город>.

 Вся кочевка заняла  (с 27 декабря по 5апреля) сто дней. Приблизительно половину этого срока кочевали на юг, а затем на север, к Каракоруму. Поскольку описание кочевки у Рубрука исчезло, я навел справки о кочевниках на сайте kazakhistory.ru. Здесь же дается определение <киргизов> и <каракатаев>.

<Киргиз — в данном случае речь идет о казахах. В связи с присоединением Казахстана к России европейцы стали называть казахов <киргиз-казаками> или <киргиз-кайсаками>, чтобы не путать их с русскими казаками, а также тяньшанскими киргизами, известными в истории под названием каракиргизов, с учетом тяготения последних к казахам по языку, культуре и быту>.

< Казахи южной части степей Сары-Арки, которые не только летом, но и зимой вели кочевой образ жизни в низовьях Чу, проходили только в одном направлении до тысячи километров от реки Чу>.

 <Кочевали аулом — подвижным селением, связанным родственными узами или хозяйственными выгодами, придерживаясь, во избежание столкновений с соседями, одних и тех же урочищ, колодцев. В урочищах с обилием травы, хорошим водопоем аул располагался на несколько дней, а если позволяли условия, и больше. В безлюдных пустынях со скудным травостоем стоянки сокращались до 2—3 дней. Этот вид кочевания у казахов принято считать <меридиональным>, т.е. с юга на север и с севера юг>.  

<Для всех видов кочевания казахов характерен был свой видовой состав скота. При <меридиональной> системе кочевания в стаде было много овец, лошадей, верблюдов, особенно двугорбых, способных тебеневаться, т. е. самостоятельно доставать корм и переносить трудности длительного перехода>.   

Путь Рубрука. Кочевка от оз.Улюнгур до КаракорумаИтак, Мункэ применял меридиональный, а, скорее, кольцевой способ кочевки, зимой шел на юг предгорьями Джунгарского хребта, доходил до хребта Борохоро, а где-то в районе Урумчи, или даже в районе <Катайи> поворачивал на север, кочую вдоль восточного борта Джунгарской котловины. Летом  кочевал на север, в долину Черного Иртыша, и так по кругу. Вероятно, это самые лучшие кочевые угодья Центральной Азии. Реконструкция пути  Рубрука приведена на рис.16-19.  Расстояние на юг около 400 км, на север – около 350 км, всего  по векторам 750 км. С ƙ =1,3 Рубрук прошел с кочевьем  975 км. Реальная средняя скорость составила (975:100) около 10 км в день. Дело было зимой, летом скорость, видимо, меньше.  Рубрук выезжал из Каракорума к кочевью и возвращался обратно месяц спустя после первого захода в столицу.

Весьма вероятно, что Рубрук узнал от купцов или догадался сам, что водили его по горам с целью запутать. К Мункэ можно было добраться гораздо проще – через Джунгарское ущелье, и далее по равнине, через пос. Карамай, до оз. Улюнгур. Но через ущелье проводники его не повели, <опасаясь, Путь Рубрука. Топонимика Онанкерулечто ветром их снесет в озеро>. Возможно, в утраченной главе было описание Урумчи или другого крупного города в отрогах хр. Борохото.

Место, куда приводит путь Рубрука, уникально. Верхнее течение р. Урунги и его крупного притока Чингиль (искомый Онон), не просто прекрасное убежище, со всех сторон защищенное горами. До сих пор китайцы его не тронули, хотя в землях найманов и Кен-хана, по которым когда-то проходил Рубрук, все горные долины изрезаны террасами и вовлечены в земледельческий оборот. Здесь же, в условиях лучших, пейзаж остался практически девственным. Видимо, еще со времен правления монголов существовал запрет на освоение этих территорий, и до сих пор это правило действует. Сохранилась и уникальная топонимика этих мест (рис.16-20).

 Топонимика Онанкеруле 

Уже после того, как была написана эта глава, топонимы этого района на картах Google стали изменяться, причем странным образом. Обычное окончание gun, означающее поселение (видимо, отсюда и <гунны>) обычно писалось либо отдельно,  либо слитно со всем топонимом. Сейчас часть топонима оторвана и приклеена к окончанию. Большинство старых топонимов я записал  ранее, оказалось – не напрасно, дается их старое название, в скобках – новое.

Прежде всего, поражает обилие топонимов с корнем <коло>. Такая плотность этого топонима встречается еще в одном месте - в Гургании, туда мы со временем наведаемся. Есть и Калама, и Каласу – Kalasu Cun (Kala Sugun), и даже <вольный колот> - Kalawoleng. Много поселков с корнем Kezi (видимо, поселки племени казакин) – есть и казачьи летовки - Kezi letuo  (почему-то стало Kezile Tuogayi), Kezi letasi Cun (стало Kezile Tasigun), казачий лес - Kezi lesayi Сun превратился в Kezi Lesa Yigun., хотя смысл и не поменялся. Часть поселков племени киат – Kuoba (на арабский манер так назывался Киев) – название сохранил, а вот керали – нет.

Арана - ловушка для животных - основа крепостей Средней АзииКораль – загон-ловушка как для диких, так и домашних  животных, их много по всей Евразии, в Средней Азии они называются также <араны> и имеют подковообразную форму (рис.16-21, рис.16-21а). Сераль – большой дом, дворец, а также женская половина и гарем. Керале (сирале) больше соответствует второму значению -  родовое гнездо. Отсюда и Онанкеруле.

Все названия с <керале> переиначены. Kuosi’arale Cun и Kuosirele Cun стали Kuosia Relegun, Kiu sirele Cun стал Kiusi Relecun, это полностью исказило смысл топонима. Киев Яр - Kayi’er Cun стал Kayi Erhencun. Затушеван поселок ессеев  Kuoxi essayi Cun (стал Kuoxiesa Yicun), переделан и Джуркин или Юркин Яр - Jiarekenu’er Cun (Yiare Kenu Ercun). Уцелели  улус Джучиев -Yushi kerishi и Мункэ - Menggike.

Переделаны старорусские названия на Черном Иртыше. Хожатая река (брод) – Hujiatie Reke переделана в Hujia Tiereke. Подобным образом переделаны и другие топонима, содержащие слово <река>.

Возможно, так совпало и ничего и не значит, но симптом тревожный. Как бы за уничтожением  топонимов не последовало уничтожение <монгольских> археологических памятников, как это произошло и происходит по настоящее время в Сиане.

Есть и немецкий поселок Grassland jijian (был, его тоже переиначили), это подтверждает  сообщения Рубрука о соотечественниках, встреченных им в Каракоруме. Есть поселки венедов – Wendu'er Kala  и даже Wendu’er Kala San Dui – сплошное солнце. Есть Баян - Bajan, Булат - Bulat cun (его зачем-то переделали в Bu Latecun), турки -Tuorangge,  и прочий интернационал.

Путь Рубрука. Каракорум мог быть здесьМестоположение Каракорума можно определить, проанализировав все имеющиеся источники по этому вопросу. Пока можно высказать лишь некоторые предположения. Посередине этой земли есть поселок Kuoxi ka'er Kuola (почему-то сейчас стал Kujochika Erkuola), учитывая китайское произношение, его вполне можно расшифровать, как Кош (?) Кара Корум. В пойме читаются развалины каменных построек (рис. 16-22). Здесь можно поискать <гены Чингисхана>, особенно в расположенном напротив поселке с загадочным названием Wuybai Cun.

Карокорум пишется по-разному - Caracaron, Carecarum, Caratorum, Caratharum, так что может подойти и название вроде  Sa’er Karen, Kumu Karen и даже Basi Ke'ake Karen.   

Обратный путь 

<Итак, мы ехали до Бату два месяца и 10 дней, не видя за это время ни разу города или следа какого-нибудь здания, кроме гробниц, за исключением одной деревеньки, в которой не вкушали хлеба. И за эти два месяца и 10 дней мы отдыхали только один-единственный день, так как не могли получить лошадей. Мы возвращались по большей части через область того же самого народа, но совсем по другим местностям. Именно мы ехали зимою, а возвращались летом, и по гораздо более высоким северным странам, за исключением того, что 15 дней подряд приходится ехать туда и обратно возле какой-то реки, между гор, в которых нет травы иначе как возле реки. Мы ехали по два, а иногда и по три дня, не вкушая никакой пищи, кроме кумыса. Иногда мы подвергались сильной опасности, будучи бессильны найти людей, а съестных припасов нам не хватало, и лошади были утомлены>.

Сведений об обратном пути у Рубрука немного, но они достаточны для определения основного вектора маршрута. Путь обратно пролегал через Емин и  северный берег Балхаша. Ясно, что возвращались уже напрямую, по маршруту Каракорум – оз. Улюнгур – Венгерские горы – Белый Яр – Емин - пос. Актюгай у северного окончания Балхаша. <Га, гай> - дорога, путь, поселки с такими окончаниями использовались при реконструкции пути. А также поселки с корнем <коло>, <коль>, поскольку в опасных местах сооружались <колоты> - огороженные городища для защиты от внезапных нападений дорожных разбойников. Таких сооружений и их остатков немало и на обоих путях к Каракоруму. Возможные поселки-ямы обозначены фигуркой всадника. Общий путь от Каракорума до пос. Актагай составляет  по векторам около 800 км.

Далее путь шел вдоль Балхаша, об этом пишет Рубрук, и он самый низинный и удобный. Затем путь идет через Казахский мелкосопочник,  к реке субширотного простирания. Дорога выбрана с учетом рельефа (попутные долины, наличие поселков). Отрезок от Актагая до пос. Косколь, расположенного в начале реки, составляет по векторам около 1340 км.

Далее длинная река – субширотный левый приток Иргыза – Иргыз – верховья Эмбы того же простирания, протекающие среди гор (Мугоджары). От Косколя до пос. Эмбы путь составит 650 км.

Далее  почти прямой путь к  р. Уралу и Волге. Использовались поселки с вышеназванной топонимикой, которые  маркируют маршрут и расположены достаточно упорядоченно. На равнинах удобные для остановок места и поселки расположены друг от друга на расстоянии около 70 км, иногда и более.

Путь Рубрука. ОбзорМного поселков с корнем <жан>, <жун>, есть и Жунгай – <дорога жунов или гуннов>, то есть, <монголов>>.

От Эмбы до  Урала расстояние составит 420 км, от Урала до Волги – около 510 км.

Весь путь по векторам составит 3720 км. ƙ удлинения примем за 1,25, получим 4650 км. Средняя скорость составит (4650:70) 66, 4 км в день. Обзор путей Рубрука приведен на рис. 16-23.

Мог ли Рубрук одолеть путь с такой скоростью и каждый день проводить в седле от 8 до 10 часов? Теоретически - да. Похоже, и практически. Рыцарь монашеского ордена тоже был из племени <монгол>, и парень оказался крепкий, да и наверняка <схуднул> на <монгольской диете>. Опять же, летом <монголы> могли ставить на ямы скоростных и рослых скакунов, а монгольских лошадок отпускать на вольные хлеба набираться сил на зиму.   

Выводы 

Итак, местоположение Каракорума, если следовать описанию Рубрука, имеет единственное решение. Расхождения могут быть в положении поселков по маршруту и собственно Каракорума. Местность, куда прибыл Рубрук, определяется однозначно и без вариантов.

Но историки дружно утверждают, что уже давно нашли Каракорум в Монголии. Википедия так сообщает об истории Каракорума: <В 1585 г. Абатай начал строительство первого в Северной Монголии стационарного буддийского монастыря Эрдэни-Дзу, для чего ему пришлось не только восстанавливать старые постройки, но и возвести новые, используя для строительства камень из руин старого города (??!! - авт.)>. <Тогон-Тэмур-хан, прибыв из Пекина в Монголию, обновил статую [Будды] в Харахорине. Через несколько столетий храмы пришли в ветхость и запустение. Они уже почти совсем исчезли, когда Абатай-Тушэту-хан, следуя повелению Далай-ламы в год огненной собаки тринадцатого цикла привёз из Хух-Хото мастеров, реконструировал обветшалые храмы Эрдэни-Дзу и построил новые>.

То есть, только в конце XVI века собственно и возник <Каракорум>. А исчезновение старых построек объясняют обычным приемом – разобрали все до камешка!

Путь Рубрука. Восточное кладбищеНо у любого городка, тем более имеющего 750-летнюю историю, должна быть и археологическая история. Должны быть в окружении поселки ремесленников, должны быть обширные кладбища с погребениями по христианским, мусульманским и буддийским обрядам.

<Я видел другие погребения в направлении к востоку, именно большие площади, вымощенные камнями, одни круглые, другие четырехугольные, и затем четыре длинных камня, воздвигнутых с четырех сторон мира…>.

Это описание восточных кладбищ  у Рубрука, и они выглядят точно так же до сих пор (рис.16-24).

Должен быть мощный культурный слой, а в этом слое  любопытные находки –  <монголы> не были бедными и частенько напивались <вдрызг>, как это отмечает и Рубрук.

Должны быть и исторические последствия – наличие земледелия в Монголии, домов - Рубрук знакомится с русским, женатым на немке, и он занимается выгодным строительным бизнесом в Монголии!. Грамотность населения, наконец, где этого не было вплоть до XX века!

Да все это историки знают прекрасно, и много более того!  Хочется обойтись без грубости, но на каком, извиняюсь, основании, Каракорум помещают в Монголии?  

На том основании, что Рашид-ад-дин поместил их туда? Но, повторюсь,  он поместил на Орхон и кераитов, и найманов, и уйгуров, и вообще все известные ему племена! Это заведомо мифологическое место, придуманное монголами с целью отвести врагов от истинной столицы. А потом это место указывали и все другие народы, желающие примазаться к монголам.

Я не думаю, что никто не прошел до меня путем Рубрука и не оказался в этой <земле Онанкерале>. Но нам навязывают другой <Каракорум>. Почему? Можно назвать только две причины, обе фантастические.

Первая. Историки не читают первоисточники или не умеют пользоваться линейкой. Но в это невозможно поверить. Линейка и элементарная логика – не настолько сложные инструменты, чтобы ими не мог воспользоваться  даже и историк. Ведь в астрофизике они ориентируются гораздо легче, и сразу определяют, какой камень направлен на Сириус. Про находки <астролябий> и говорить нечего.

Другое объяснение – историки сознательно фальсифицируют историю,  выполняя задание  мирового правительства.  Но невозможно всех отечественных историков записать в <заговорщики>.

Тогда  чем же причина такой явной и грубой фальсификации? Хотелось бы услышать историков. Я к историкам  с этим вопросом уже обращался, ответа жду до сих пор. Может, за ответ  считать переделку топонимов  Онанкеруле. К сожалению, прямые и грубые фальсификации касается не только пути Рубрука и <монголов>. Практически везде мы видим игнорирование не только фактов, но даже и источников, на которых, якобы, и основана нынешняя версия истории. 

Помимо Каракорума в Уйгурии, имеется и Каракорум в Куше  ( рис.18-34)- долине реки Кашкадарьи, его описание, данное Рашид-ад-дином и Марко Поло, и его положение рассмотрено в главе 18.

Раз мы уж влезли в Китай, можно взглянуть и на  знаменитые пирамиды Сианя.

 

                                                                                                                   Силаев Сергей   north.civ@gmail.com

Предыдущая глава
Следующая глава